14 ноября, четверг
 

Н. Морозов, Р.И. Михеев
Коррупция в современной Японии и методы борьбы с ней

Коррупция чиновников и политических деятелей резко воспринимается и властями и общественностью Японии. С мая 1997 г. в Японии начались разоблачения связей крупных компаний (причем таких крупных, как банк "Дайити кангё" и финансовая корпорация "Номура") с "сокайя" - вымогателями, которые "владеют информацией о неблагоприятных для компаний обстоятельствах (неудачи в бизнесе, скандалы с сотрудниками, дефекты товаров) . После этих скандалов правящая Либерально-демократическая партия внесла предложения об ужесточении мер против нарушителей порядка регулирования финансовой деятельности: о криминализации некоторых деяний, которые до того не влекли уголовного наказания. После долгих колебаний Япония начала поддерживать идею ОЭСР заключить международный договор ., который был бы нацелен против компаний, занимающихся подкупом иностранных политиков и чиновников . Особую опасность представляют "связи" руководителей мафиозных структур с официальными властями. Так, после ареста в 1993 г. одного из лидеров мафии Японии Канэмару выяснилось, что тот фактически руководил действиями японских премьер-министров Набору Такэсита, Тосики Кайфу, Киити Миядзава Ранее весь мир облетела шокирующая информация о коррупции в японском правительстве в связи с делом американской компании "Локхид" - премьер К. Танака с позором ушел в отставку и был осужден.
В 90-х гг. японскими исследователями предлагается в интересах подавления этого вида преступности осуществить: раскрытие информации о деятельности властных структур, ввести на центральном и местном уровнях институт независимого омбудсмана для контроля за чиновниками, строго наказывать за преступления рассматриваемого рода (аннулировать избрание депутатов, пожизненно запрещать выдвижение в качестве кандидатов, наказывать причастных лиц из избирательной команды), перевести финансирование избирательных кампаний полностью на государственную основу.
Несмотря на важность борьбы с коррупцией, установлены твердые правовые гарантии защиты от ложных обвинений во взяточничестве - активный подкуп карается также строго, как и принятие должностным лицом (даже будущим) взятки (ст. 198) - каторга до трех лет или денежный штраф. В отличие от УК РФ положения о подкупе относятся только к подкупу должностного лица, ответственность за т.н. "коммерческий подкуп" предусматривается в специальных законах. УК Японии ст. 172 строго карает "ложный донос или жалобу" с целью возбуждения не только уголовного, но даже и дисциплинарного преследования - каторга на срок от 3 месяцев до десяти лет. Т.к. господствующее в Японии учение и судебная практика стоят на той точки зрения что это преступное деяние направлено не против отдельных лиц, которым предъявляется ложное обвинение, а против судебной деятельности государства. Честь должностных лиц защищает ст. 230 ("опозоривание" путем публичного разглашения какого-либо факта, в том числе даже и достоверного). Однако если судом установлено, что позорящий факт верен и его оглашение совершено в публичных интересах, следует освобождение от уголовной ответственности. Уголовно-правовые гарантии защиты должностных лиц закреплены в ст. 95 (употребление насилия или применение угрозы в отношении должностного лица с целью побудить его к выполнению или невыполнению служебного действия или отказу от должности - каторга или тюремное заключении на срок до 3 лет); ст. 96 (срыв печати, наложенной должностным лицом или знаков наложения ареста или запрещения - каторга на срок до 2 лет или денежный штраф); ст. 962 (уклонение от принудительного взыскания - каторга на срок до 2 лет или денежный штраф; ст. 258 (повреждение официального документа - каторга на срок от 3 месяцев до 7 лет).
Гарантируя защиту должностным лицам, японское законодательство строго регулирует их обязанности. Действующий УК относит "должностные преступления" к преступным деяниям против правовых благ отдельного лица (гл. 25 УК), хотя теория рассматривает их как посягательства на деятельность государства (Кинсаку Сайто). В результате частичной реформы УК наказания за ряд должностных преступлений ужесточены: ст. 193 (Злоупотребление властью (должностными полномочиями) служащим государственного и общественного учреждения) - каторга или тюремное заключение на срок до 2 лет (ранее - "до 6 месяцев"), ст. 194 (Злоупотребление властью специальным служащим государственного и общественного учреждения (лица, осуществляющего судейские, прокурорские или полицейские полномочия или действующего при этом в качестве помощника), который путем злоупотребления присвоенной ему по должности властью задержал какое-либо лицо или держал его под стражей - каторга или тюремное заключение на срок от 6 месяцев до 10 лет (ранее - "до 7 лет"), ст. 195 (насилие и жестокое (оскорбительное) обращение специальным служащим государственного и общественного учреждения), ч. 2 - каторга или тюремное заключение на срок до 7 лет (ранее - "до 3 лет").
Изучение зарубежного опыта борьбы с преступностью всегда полезно, а для России с ее сегодняшней криминогенной ситуацией - в особенности. Можно предположить, что особенно приемлемым в российском случае оказался бы именно японский опыт. Во-первых, потому, что Японии довелось и самой пережить бум преступности в сложной социально-экономической, внутриполитической и национально-психологической обстановке, сложившейся в первый послевоенный период, а во-вторых, потому, что в менталитете японцев и россиян есть немало сходных моментов. Есть основания надеяться, что японская сторона оказала бы нам помощь в освоении ее опыта.
Составители "Белой книги" видят причину печальной перемены динамики должностной и корыстной преступности в том, что перестали действовать традиционные японские меры подавления преступности ("снижение эффективности специфически японских социальных регуляторов"). Среди причин - снижение моральных установок, гедонистские ориентации, крен в сторону денежного выражения ценностей. Профессор Манива указавает на возникновение выдающегося явления в преступности, носящего современный характер, - напрямую связанные с коррупцией "преступления on line"" (например, переводы денег из банков на вымышленные счета), японская преступность претерпевает трансформацию, превращаясь в преступность американо-западноевропейского типа.
Возникшие в последнее время неблагоприятные явления в криминогенной обстановке требуют внимания со стороны государства и общества, но они преодолимы и будут преодолены. Именно так видят перспективы борьбы с преступностью в Японии российские японисты. Так, известный российский японовед К. Саркисов считает будущее Японии светлым, несмотря на "дело Аум", злодейское убийство в Кобэ и, наконец, ставшую уже печальным символом японской бюрократии, коррупцию в государственном аппарате, и особенно сфере финансов и ценных бумаг .


• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150