14 ноября, четверг
 

Н. Х. Ахметшин
Новации в современном уголовном законодательстве КНР

В марте 1997 г, на пятой сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) восьмого созыва были внесены изменения в Уголовный кодекс КНР1. Они носили столь кардинальный характер, что можно было с полным основанием говорить о комплексном реформировании уголовного законодательства.

Плюсы и минусы первого в истории КНР УК 1979 г.2 лежали, как говорится, “на поверхности”. В российской научной литературе достаточно глубоко и подробно проанализированы его основные положения, дана оценка общим подходам китайских политиков и юристов к кодификации уголовного права, в определенной степени прослежена эволюция законодательства в 80-е и 90-е годы. Однако следует признать, что перевод Кодекса на русский язык, выполненный в начале 80-х годов и служивший, как правило, основой для научных исследований, к сожалению, не всегда адекватен оригиналу и адаптирован к китайским реалиям. Во многом это объясняется терминологической путаницей, нечеткостью и обтекаемостью формулировок в прежнем варианте УК, объективными трудностями перевода и редактирования сложнейших законов при полном отсутствии необходимых словарей и специальной литературы на китайском и русском языках после десятилетий затянувшегося пропагандистского противостояния СССР — КНР и другими причинами. Высказанные критические замечания представляются вполне корректными, поскольку опубликованный перевод кодекса 1979 г. был сделан автором статьи.

С одной стороны, прежний УК выгодно отличался от беспредела “культурной революции” с ее правовым нигилизмом, весьма сомнительных с точки зрения легитимности, политико-идеологических кампаний с последующими гонениями и репрессиями; с другой — он практически не был приспособлен к стремительно развивавшимся событиям в условиях начавшихся в конце 70-х годов крупномасштабных реформ. Положения Кодекса, вступившего в силу 1 января 1980 г., уже через два года подверглись серьезному пересмотру и 8 марта 1982 г. на 22-м заседании Постоянного комитета ПК ВСНП пятого созыва было принято Постановление об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления3. Последовавшие затем многочисленные дополнительные установления, постановления и пр., в соответствии с которыми регулярно вносились изменения в УК, нарастали как снежный ком. Поэтому параллельно с перекраиванием действующего уголовного законодательства шла интенсивная работа над новым кодексом.

Отличительной чертой нынешнего УК следует считать его жесткий прагматизм. Законодатели, наученные не самым удачным опытом 1979 г., стремились максимально описать в законе составы тех преступлений, которые действительно совершаются в стране. Свободные от сомнительных международных обязательств и политиканской фракционной конъюнктуры они закрепили в кодексе то, что считали актуальным для современного китайского общества.

В процессе интенсивного развития национальной экономики преступления в этой сфере вызывают особое беспокойство властей. КНР с ее огромным населением крайне нуждается в социально-политической и экономической стабильности, законопослушании граждан, чтобы осуществить амбициозные проекты и обеспечить поступательное движение по пути прогресса. Поэтому все негативные тенденции в области экономики тщательно отслеживаются и обобщаются. При необходимости в действующее законодательство вносятся соответствующие изменения и дополнения.

В предлагаемой работе анализируются основные положения принятых ПК ВСНП постановлений о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой4 от 29 декабря 1998 г., поправок к УК КНР5 от 25 декабря 1999 г. и разъяснении к ч. 2 ст. 93 УК КНР6 от 29 апреля 2000 г. На сегодняшний день пока нет других нормативных актов, вносящих коррективы в Уголовный кодекс 1997 г.

В 1999 г., по данным китайских правоохранительных органов, число уголовных дел, связанных с экономической преступностью, существенно .возросло по сравнению с предыдущим годом. Как сообщило 14 марта 2000 г. агентство Синьхуа, было завершено судебное разбирательство 254 дел, каждое из которых на сумму 10 млн юаней (1,21 млн долл. США) и более, 396 дел о контрабанде (в два раза больше, чем в 1998 г.), 7925 дел о преступлениях против порядка управления финансами (увеличение более чем на 60%), 1368 дел о преступлениях против порядка сбора налогов (прирост 20%), 5565 дел об использовании средств не по назначению (плюс 20%). Суды вынесли приговоры почти 39 тысячам обвиняемым, причастным к экономическим преступлениям; 8077 человек были приговорены к лишению свободы на срок 5 и более лет и даже к смертной казни.

Отдельный разговор о коррупции. Выступая на третьей сессии ВСНП девятого созыва 10 марта 2000 г., генеральный прокурор Верховной народной прокуратуры КНР Хань Чжубинь сообщил, что в 1999 г. прокуратуры расследовали 7725 дел о присвоении общественных ценностей и взяточничестве каждое на сумму 50 тыс. юаней (6 тыс. долл.) и более, 5244 дела об использовании не по назначению общественных средств в размере 100 тыс. юаней (12 тыс. долл.) и более. В тот же день председатель Верховного народного суда Китая Сяо Ян, подводя итоги работы судов всех уровней в истекшем году, особо выделил дела о присвоении общественных ценностей, взяточничестве и использовании не по назначению общественных средств. 15 748 причастным к ним подсудимым были вынесены суровые приговоры. Среди них 2 руководителя провинциального (министерского) уровня, 65 — городского (соответствует департаменту в министерстве), 367 — уездного (отдел в министерстве). В государственную казну были возвращены средства на сумму 1,5 млрд. юаней (более 180 млн долл.)7.

Большой резонанс в стране вызвало “дело Ху Чанцина”. В феврале 2000 г. народный суд средней ступени города Наньчан (провинция Цзянси) приговорил бывшего вице-губернатора этой провинции к смертной казни, признав его виновным в получении 87 взяток на сумму около 5,5 млн юаней (более 650 тыс. дoлл.). В ходе следствия последний не смог объяснить происхождение собственности, оцененной в 1,62 млн юаней (почти 200 тыс. долл.). Было также установлено, что с начала 1997 г. по июнь 1999 г. для “продвижения своей карьеры” преступник пять раз давал взятки другим лицам в размере 80 тысяч юаней (примерно 10 тыс. долл.)8. 1 марта суд высшей ступени отклонил кассационную жалобу осужденного, а 8 марта с санкции верховного суда приговор был приведен в исполнение. Ху Чанцин стал самым высокопоставленным чиновником в истории КНР, казненным за преступления в экономической сфере.

Изменения и дополнения, внесенные в Уголовный кодекс 1997 г., к настоящему времени касаются прежде всего экономических преступлений. Вскоре после вступления в законную силу действующего УК выяснилось, что комплекс вопросов, связанных с иностранной валютой, в кодексе не проработан, и правоохранительные органы оказались безоружны перед “стихией валютной преступности”. Весь 1998 г. прошел в жарких схватках со злостными правонарушителями. Так, инновационная компания “Жэньфу”, базировавшаяся в Пекине, с сентября 1997 г. закупила у банков по поддельным таможенным документам 130 млн долл., а затем продавала их определенным китайским фирмам, которые просили перевести купленные средства на зарубежные банковские счета. В декабре 1998 г. полиция арестовала по данному делу восемь человек, включая двух банковских клерков, которые помогали проворачивать финансовые махинации9.

В конце сентября 1998 г. всем китайским предприятиям под угрозой суровых санкций было предписано вернуть до 1 октября валюту, находящуюся на счетах за рубежом. Позднее этот срок был продлен еще на месяц. Начальник Государственного управления валютного контроля (ГУВК) КНР У Сяолин заявила, что в случае неподчинения виновные будут наказаны за незаконные валютные операции. По ее словам, в ходе кампании борьбы с финансовыми махинациями и мошенничеством было выявлено фальшивых таможенных деклараций на несколько миллиардов долларов США.

Из Китая нельзя без специального разрешения вывозить и депонировать валюту в иностранных банках. Однако было установлено, что некоторые компании использовали подложные лицензии на импорт, чтобы получить иностранную валюту из национальных банков. Другие предприятия осуществляли предоплату за импортные поставки, задерживали перечисление валютной выручки и производили досрочную оплату по займам, что в обычном порядке запрещено.

В стране стал возрождаться валютный “черный рынок”, признала У Сяолин, подчеркнув, что указанные факторы “оказали негативное влияние” на баланс валютных поступлений и платежей10. Безусловно, проблема резко обострилась в условиях неожиданно разразившегося азиатского валютно-финансового кризиса. Именно в 1998 г. в КНР поползли упорные слухи о предстоящей девальвации юаня, что спровоцировало повышенный спрос на доллары. Официальный курс доллара составляет 1 к 8, 27—8, 28 юаня. В то время нелегально его продавали более чем за 9 юаней.

В конце октября—начале ноября на 6-м заседании ПК ВСНП девятого созыва был представлен проект постановления об ужесточении борьбы с этим явлением. Выступая на заседании с соответствующими пояснениями, глава Народного банка Китая Дай Сянлун указал, что, если немедленно не поставить заслон нарушениям в области валютного обмена, возникнет серьезная угроза стабильности и безопасности развития национальной экономики11. Требования парламентариев усилить наказания за преступления с иностранной валютой последовали после ознакомления с проектом решения Госсовета КНР по проблемам ликвидации правонарушений в валютной сфере. Законодатели посчитали, что принятие документа, инициированного и подготовленного правительством, позволит “закрыть” имеющиеся “лазейки”. Тем не менее постановление не было принято.

Как сообщало агентство Синьхуа 8 ноября 1998 г., 958 китайских предприятий официально признались в нелегальных операциях с иностранной валютой. Представитель ГУВК отметил, что противозаконные сделки были совершены на сумму около 2 млрд долл. США и 92,6 млн сянганских (гонконгских) долларов (около 12 млн долл. США).

В декабре 1998 г. были подведены итоги кампании по борьбе с незаконными валютными операциями, развернутой в масштабах всей страны. ГУВК проверило декларации на импорт, поступившие с января по июнь того года, обозначенная стоимость товаров в каждой из которых превышала 200 тыс. долл. США. В результате были установлены факты махинаций на сумму, превышающую 5 млрд долл в них оказались замешаны более 1800 предприятий. С сентября управление расширило круг проверок и вскрыло незаконные операции на сумму 1,2 млрд долл, в которых участвовали 627 предприятий. Всего правоохранительными органами было заведено 230 дел на сумму более 4 млрд долл12.

В такой обстановке вполне логичным явилось принятие на 6-м заседании ПК ВСНП девятого созыва 29 декабря 1998 г. Постановления о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой, которое вступило в силу 31 декабря 1998 г. В нем, в частности, впервые в китайском уголовном законодательстве вводятся санкции за приобретение обманным путем иностранной валюты. При особо крупном размере суммы или других отягчающих обстоятельствах виновному грозит лишение свободы на срок десять и более лет либо пожизненное заключение, в качестве дополнительного наказания — штраф в размере от 5 до 30% от суммы приобретенной обманным путем иностранной валюты либо конфискация имущества. В постановлении выделены некоторые случаи уголовно наказуемого “приобретения”: использование поддельных, переделанных деклараций, свидетельств на импорт, выдаваемых таможней, разрешений, иных документов и квитанций органов контроля за иностранной валютой; повторное использование указанных документов, а также приобретение обманным путем иностранной валюты другими способами.

В этом случае законодатель не стал вносить конкретную поправку в закон, а действовал вполне в духе традиции 80—90-х годов, когда регулярно принимаемые постановления и дополнительные установления фактически ревизовали многие положения УК 1979 г. Однако тогда подобные решения представлялись обоснованными, поскольку одновременно велась активная работа по подготовке нового варианта кодекса.

В указанном постановлении предусматривается и внесение текстуальных изменений в УК 1997, а именно (ст. 190) — утечка за границу иностранной валюты. При самовольном ее размещении за границей или незаконном переводе за границу на значительную сумму компании, предприятия или организации наказываются штрафом в размере от 5 до 30% соответствующей суммы; лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица караются лишением свободы до пяти лет либо арестом. При утечке иностранной валюты на крупную сумму или других отягчающих обстоятельствах размер штрафа остается неизменным, а срок лишения свободы уже увеличивается до пяти и более лет. Ранее в ст. 190 была закреплена уголовная ответственность только государственных компаний, предприятий и организаций, сейчас — всех форм собственности; увеличен максимальный срок лишения свободы (прежде до пяти лет).

Как известно, УК КНР 1997 г. устанавливает уголовную ответственность юридических лиц (“корпоративное преступление”). Согласно ст. 30 Общей части, за нанесшее ущерб обществу деяние, совершенное компанией, предприятием, непроизводственной структурой, организацией и рассматриваемое положениями закона как корпоративное преступление, должна наступать уголовная ответственность. Организация, совершившая такое преступление, наказывается штрафом, а лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица подлежат уголовному наказанию (ст. 31). Весьма распространенная в нынешнем кодексе уголовная ответственность юридических лиц впервые в истории китайского законодательства была зафиксирована в ст. 47 Таможенного кодекса 1987 г. за контрабандные деяния предприятий, непроизводственных структур, государственных учреждений и общественных организаций13.

Одно из дополнений, предусмотренных постановлением, касается ст. 167 — полная безответственность, проявленная при подписании, реализации контракта лицами, непосредственно ответственными за управление. Сейчас по ней квалифицируется и наказывается полная безответственность работников финансовых структур, компаний, предприятий, занимающихся внешнеторговой деятельностью, приведшая к приобретению обманным путем или утечке за границу иностранной валюты в больших размерах, что нанесло крупный ущерб интересам государства.

Незаконная купля-продажа иностранной валюты за пределами установленных государством бирж, нарушающая рыночный порядок, при отягчающих обстоятельствах отныне квалифицируются и наказывается в соответствии с положениями ст. 225 кодекса. Данная статья представляет безусловный интерес, поскольку она не была обойдена вниманием и в поправках 1999 г.

Ранее в ней перечислялись следующие “незаконные деяния в бизнесе”:

1) деятельность без разрешения в сфере услуг, определенной положениями законов, административных законоположений как подлежащая монопольной деятельности, реализации или другим торговым ограничениям;

2) купля-продажа лицензий на экспорт, импорт, сертификатов происхождения на экспорт, импорт, а также других документов, деятельность по которым подлежит лицензированию или утверждению в соответствии с положениями законов, административных законоположений;

3) другие незаконные деяния в бизнесе, серьезно нарушающие рыночный порядок. Виновные в их совершении при отягчающих обстоятельствах караются лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от одно- до пятикратной суммы незаконно полученного дохода; при особо отягчающих обстоятельствах — пять и более лет и дополнительно штраф в указанной сумме.

Согласно постановлению 1998 г. организация, которой инкриминируется вышеупомянутая купля-продажа иностранной валюты, может быть наказана по ст. 231. Возвращаясь к ст. 225, следует отметить, что в научных публикациях ее в числе других увязывают с решительным отказом законодателя в новом кодексе от понятия “спекуляция” — преступления, заключающегося в скупке и перепродаже товаров и иных предметов с целью наживы14. Выступая с разъяснениями по исправленному проекту УК на пятой сессии ВСНП восьмого созыва 6 марта 1997 г., заместитель председателя ПК ВСНП Ван Ханьбинь подчеркнул, что данная дефиниция “носит довольно расплывчатый характер, рамки ее не очень ясны, а это ведет к произволу в исполнении”. В проекте, по его словам, обобщены разнообразные случаи проявления спекуляции за десять с лишним лет и в соответствии с потребностями развития социалистической рыночной экономики в закон внесены конкретизирующие и уточняющие изменения, но само определение в нем отсутствует15.

В поправках к УК, принятых в 1999 г. на гребне ожесточенной борьбы с противоправными действиями на фьючерсном рынке, законодатель посчитал целесообразным дополнить ст. 225 еще одним пунктом — незаконная деятельность, связанная с ценными бумагами, фьючерсами или страхованием, без разрешения соответствующих государственных компетентных органов. При этом, естественно, под “компетентными органами” понимаются не спецслужбы, а государственные структуры, в ведении которых находится регулирование указанных вопросов.

Интересно, что уже в ходе обсуждения в ПК ВСНП проекта поправок в УК это положение было несколько изменено. Первоначально предлагалось оформить его в такой редакции: “Незаконная деятельность, связанная с ценными бумагами, фьючерсным посредничеством, страхованием, без разрешения соответствующих государственных компетентных органов”. С учетом сложившихся в Китае реалий члены ПК ВСНП резонно пришли к выводу, что действие ст. 225 должно распространяться и на фьючерсные биржи, которые не получили необходимого разрешения. Именно поэтому, как подчеркнул в своем выступлении на заседании ПК председатель комиссии по законодательству ВСНП Ван Вэйчэн, в окончательном варианте использована более широкая формулировка, касающаяся фьючерсных сделок16.

По постановлению 1998 г., купля-продажа подделанных, переделанных деклараций, свидетельств на импорт, выдаваемых таможней, разрешений, иных документов и квитанций органов контроля за иностранной валютой квалифицируется и наказывается в соответствии со ст. 280 (подделка, переделка, купля-продажа или кража, грабеж, уничтожение официальных бумаг, документации, печатей государственных органов), что влечет за собой максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, а при отягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет.

Согласно ст. 397 УК (злоупотребление служебным положением или халатное отношение к служебным обязанностям работников государственных органов) в настоящее время карается полная безответственность работников таможни, органов контроля за иностранной валютой, ставшая причиной приобретения обманным путем или утечки за границу инвалюты в больших размерах.

В конце 1998 г. в Китае заговорили о новом виде преступной деятельности в экономической области. Автор был свидетелем уникальной в своем роде демонстрации перед главным зданием агентства Синьхуа 11 ноября 1998 г., о которой писали ведущие средства массовой информации страны. Более 200 инвесторов, являвшихся клиентами компании “Синьгода”, которая якобы занималась посредническими операциями в области фьючерсной торговли, в течение четырех часов находились у здания агентства. Журналисты отметили, что это была первая манифестация китайского “среднего класса”. Вкладчики требовали содействия в возвращении потерянных средств и привлечения мошенников к уголовной ответственности. Несколько ранее правоохранительные органы столицы арестовали сотрудников этой компании, которая привлекла средства пекинцев под предполагавшиеся поставки товаров по более низким ценам. Львиная доля собранных таким образом 500 млн юаней (более 60 млн долл.) оказалась за границей. У задержанных было изъято лишь 15 млн юаней наличными, их недвижимость оценили в 7 млн юаней. Возглавлял преступную группу житель Тайваня 41-летний Ни Вэньлян.

Примерно в то же время стало известно о других мошеннических операциях на фьючерсном рынке, хотя и не столь громких, но вызвавших определенный резонанс. Неудивительно, что вскоре возник вопрос о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство, ибо о фьючерсных операциях в УК 1997 г. вообще ничего не сказано. В 1999 г. в Госсовете КНР был подготовлен проект Постановления о наказании за преступления на фьючерсном рынке и в июне представлен на рассмотрение ПК ВСНП. После неоднократных обсуждений было решено объединить его с проектом Постановления о наказании за нарушение закона “О бухгалтерском учете” (принят в 1985 г., поправки в 1993 и 1999 гг.) и рассмотреть на 12-м заседании ПК ВСНП девятого созыва в октябре того же года единый законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс17. Однако в очередной раз вопрос был отложен.

К нему вернулись на 13-м заседании ПК ВСНП девятого созыва в конце года и 25 декабря 1999 г. были приняты поправки к УК КНР, в соответствии с которыми сразу в 8 статей вносились значительные дополнения и изменения. На следующий день они вступили в силу. Большинство поправок непосредственно связано с незаконными фьючерсными сделками. В то же время часть из них предусматривает санкции за противоправную деятельность в сфере ценных бумаг, страхования и бухгалтерского учета.

По сообщению агентства Синьхуа от 22 июня 1999 г., выступая еще на 10-м заседании ПК ВСНП летом того же года, представлявший соответствующий проект постановления по поручению Госсовета начальник его канцелярии по делам законодательства Ян Цзинъюй отмечал, что после создания в Китае в 1990 г. в опытном порядке фьючерсного рынка наряду с очевидными позитивными факторами возникли такие негативные явления, как самовольное создание фьючерсных бирж в нарушение надлежащих установлений Госсовета; совершение фьючерсных сделок, связанных с внутренней информацией, либо разглашение информации, касающейся фьючерсных сделок, лицами, информированными о внутренней ситуации с этими сделками, или лицами, незаконно получившими внутреннюю информацию о фьючерсных сделках; фабрикация и распространение ложной информации, что приводило к дезорганизации фьючерсного рынка; махинации со стоимостью фьючерсных контрактов; фьючерсные сделки государственных предприятий в нарушение действующего законодательства; использование юридическими и физическими лицами во фьючерсных сделках заемных или бюджетных средств; самовольное участие во фьючерсных сделках за рубежом без специального разрешения. По его словам, подобные действия наносят крупный ущерб интересам инвесторов, подрывают финансовый и экономический порядок в стране.

В конечном итоге все эти тезисы в том или ином виде нашли отражение в тексте поправок. Если ранее в ст. 174 УК речь шла о коммерческих банках или других финансовых структурах, то в новой ее версии лишением свободы на срок до трех лет либо арестом наказывается и самовольное создание фондовой или фьючерсной биржи, компании, работающей с ценными бумагами, или брокерской компании, работающей с фьючерсами, страховой компании. В качестве дополнительного или самостоятельного наказания, как и прежде, применяется штраф в размере от 20 тысяч до 200 тысяч юаней. Структуры, имеющие прямое отношение к фьючерсам, перечисляются отныне также в ч. 2 ст. 181 (привлечение инвесторов к купле-продаже ценных бумаг, фьючерсных контрактов обманным путем) и ст. 85 (использование не по назначению средств организации или клиентов).

По нынешнему варианту ч. 2 ст. 185 использование не по назначению средств организации или клиентов работниками государственного коммерческого банка, фондовой или фьючерсной биржи, компании, работающей с ценными бумагами, или брокерской компании, работающей с фьючерсами, страховой компании, другой государственной финансовой структуры либо работниками, направленными государственным коммерческим банком, фондовой или фьючерсной биржей, компанией, работающей с ценными бумагами, или брокерской компанией, работающей с фьючерсами, страховой компанией и др. в перечисленные, но негосударственные структуры для выполнения служебных обязанностей, с использованием служебного положения при определенных условиях может повлечь за собой пожизненное заключение.

Еще более запутанной стала, пожалуй, самая трудная для перевода во всем УК ч. 1 ст. 180: покупка или продажа ценных бумаг либо совершение фьючерсных сделок, связанных с внутренней информацией, либо разглашение соответствующей информации до того, как информация, касающаяся эмиссии, сделок с ценными бумагами, фьючерсных сделок, или другая информация, имеющая существенное влияние на котировки ценных бумаг, стоимость фьючерсных сделок, была оглашена, лицами, информированными о внутренней ситуации в сделках с ценными бумагами, фьючерсных сделках, или лицами, незаконно получившими внутреннюю информацию о сделках с ценными бумагами, фьючерсных сделках, при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от одно- до пятикратной суммы незаконного дохода; при особо отягчающих обстоятельствах — от пяти до десяти лет, дополнительно налагается штраф в том же объеме. Кстати, появление новой нормы в УК 1997 г. (без упоминаний, разумеется, о фьючерсных сделках) китайские юристы объясняли тем обстоятельством, что ранее, совершив указанные деяния, физические и юридические лица “легко ускользали от правосудия”18.

Сейчас в КНР, помимо сянганской (гонконгской), функционирует две фондовые биржы — в Шанхае и Шэньчжэне (провинция Гуандун). Ценные бумаги постепенно завоевывают популярность не только у иностранных инвесторов и китайских предпринимателей, но и у местного населения. Акции крупных и известных компаний, промышленных групп, предприятий обеспечивают пусть не самый большой, но относительно стабильный доход. Потрясения последних лет на фондовых рынках мира убедили китайские власти в правильности избранного курса на сохранение контроля за деятельностью бирж.

В частности, за махинации с котировками ценных бумаг для извлечения неправомерной выгоды или перекладывания рисков в УК предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет либо арест, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф — от одно- до пятикратной суммы незаконного дохода. В законе перечислены возможные в данной связи ситуации: 1) в одиночку или в сговоре махинации с котировками ценных бумаг путем совокупной или последовательной купли-продажи с использованием преимущества аккумулированного капитала, имеющихся акций или соответствующей информации; 2) влияние на котировки или объем сделок по ценным бумагам путем проведения взаимных сделок по ценным бумагам или взаимной купли продажи неимеющихся ценных бумаг в сговоре с другими лицами при предварительном согласовании времени, цен и методов действия; 3) влияние на котировки или объем сделок по ценным бумагам путем купли-продажи самому себе без передачи права собственности на ценные бумаги, используя себя в качестве партнера по сделке, и пр. (ст. 182). В поправках 1999 г. эти положения закона распространяются также и на фьючерсные сделки.

Несколько слов о статьях 162 и 168. Согласно поправкам к УК КНР ст. 162 (утаивание собственности, внесение ложных записей в балансовые ведомости или в ликвидационные ведомости по собственности либо распределение собственности компании, предприятия до погашения долгов в ходе ликвидационных мероприятий) заметно расширилась. В ней появилась еще одна статья, которая стала ее “составной частью” (так в тексте — Н. А.). Формулировка для уголовного законодательства новая и весьма вероятно, что в дальнейшем она будет активно использоваться. Отныне за утаивание или умышленное уничтожение по закону подлежащих хранению бухгалтерских документов, книг, финансово-бухгалтерских отчетов при отягчающих обстоятельствах допускается лишение свободы на срок до пяти лет либо арест, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от 20 тысяч до 200 тысяч юаней. Закреплена уголовная ответственность юридического лица.

Существенно дополненной оказалась ст. 168 (доведение до банкротства или причинение крупного ущерба государственным компаниям, предприятиям). Если ранее субъектом данного преступления выступало лишь лицо, непосредственно ответственное за управление государственной компанией, предприятием, то теперь им может быть любой работник указанной компании или предприятия. В первом случае содержалась оговорка о наличии “корыстных побуждений”, а в нынешнем варианте присутствует другая — “полная безответственность или злоупотребление служебным положением”. С трех до семи лет увеличен максимальный срок лишения свободы.

29 апреля 2000 г. на 15-м заседании ПК ВСНП девятого созыва были приняты Разъяснения к ч. 2 ст. 93 УК КНР. Следует напомнить, что в соответствии с указанной статьей Общей части, под государственными работниками понимаются лица, выполняющие служебные обязанности в государственных органах (ч. 1). Как государственные работники рассматриваются лица, выполняющие служебные обязанности в государственных компаниях, предприятиях, непроизводственных структурах, народных организациях, а также лица, направленные государственными органами, компаниями, предприятиями, непроизводственными структурами в негосударственные компании, предприятия, непроизводственные структуры, общественные организации для выполнения служебных обязанностей, другие лица, выполняющие обязанности в соответствии с действующим законодательством (ч. 2).

Разъяснения касаются последней категории лиц. В законодательном порядке было указано рассматривать в качестве “других лиц, в соответствии с законом выполняющих служебные обязанности”, отныне и членов комитетов сельского населения (созданы в 80-e годы), других низовых организаций в сельской местности, осуществляющих определенные функции “при оказании содействия народным правительствам в административном управлении”. К числу конкретных видов такой деятельности отнесены управление средствами, выделенными при стихийных бедствиях, авариях, на предупредительные меры против паводков, оказание помощи семьям павших героев, семьям военнослужащих, инвалидам войны, поддержку бедных, переселенцев, материальную помощь; управление средствами социальных пожертвований на общественные работы; хозяйствование и управление землей, находящейся в собственности государства; управление компенсационными выплатами за реквизицию земли; замещение по взиманию, уплате налогов; работа, связанная с планированием рождаемости, пропиской населения, призывом на военную службу, а также другая деятельность по содействию народным правительствам в административном управлении.

Данное решение объяснялось необходимостью распространить на указанную категорию лиц, нарушающих закон, действие статей кодекса, которые непосредственно направлены на борьбу с коррупцией19. Так, по ст. 382 и 383 (присвоение), 384 (использование не по назначению общественных средств), 385 и 386 (получение взятки) главы 8 Особенной части УК, согласно принятому нормативному акту, квалифицируются незаконное овладение общественными ценностями, использование не по назначению общественных средств, требование и получение ценностей от других лиц членами комитетов сельских жителей и других низовых организаций в сельской местности, выполняющими вышеперечисленные обязанности, с использованием служебного положения, если эти деяния образуют состав преступления.

Предпринятый в статье анализ изменений, внесенных в Уголовный кодекс КНР, может оказаться полезным для российских ученых, законодателей и юристов.



--------------------------------------------------------------------------------


1 Уголовный кодекс КНР. Пекин. С.1-96 (на кит. яз.).

2 КНР. Конституция и законодательные акты. М., 1984. С. 331-366.

3 Там же. С. 372-374.

4 Жэньминь жибао, 31.12.1999.

5 Там же, 26.12.1999.

6 Там же, 30.04.2000.

7 Там же, 11.03.2000.

8 China Daily, 16.02.2000.

9 Информационный бюллетень агентства Синьхуа, 24.12.1998.

10 China Daily, 30.09.1998.

11 Ibid., 04.11.1998.

12 Информационный бюллетень агентства Синьхуа, 24.12.1998.

13 КНР. Законодательные акты. М., 1989. С. 178—179.

14 Разработка нового Уголовного кодекса. Пекин, 1997. С. 291 (на кит. яз.).

15 Энциклопедия нового Уголовного кодекса. Пекин, 1997. С. 57 (на кит. яз.).

16 Жэньминь жибао, 26.12.1999.

17 Там же, 19.10.1999.

18 Энциклопедия нового Уголовного кодекса. С. 681.

19 China Daily, 26.4.2000.

• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150