14 ноября, четверг
 

Иванов А.М.
Основные формы проявления организованной преступности в Японии.

1. Сфера экономики. Анализируя состояние современной ОП в Японии видный японский криминолог Кан Уэда в своей книге “Преступность и криминология в современной Японии”, отмечает, что “к настоящему времени преступные группы перенесли центр тяжести с грабежей на “противоправный бизнес” и превратились в доходные предприятия, основанные на применении незаконных способов извлечения прибыли”.4 Известно, что одним из “лакомых кусков” для ОПГ является сфера строительства, где в погонях за прибылями для строительных компаний важным моментом является получение выгодного заказа на строительство прибыльных объектов в доходных местах. В свою очередь, строительные компании используются ОПГ либо в качестве “крыши”, либо для получения “сверхдоходов”, либо для непосредственного “отмывания денег”... А поскольку вопросами отвода участков земли и размещением заказов на территории городов в основном ведает муниципальная власть, то она и становится объектом воздействия со стороны ОП. В Японии недавно стал широко известен факт о том, что политики и местного уровня также “мягко говоря” не гнушаются связями с преступным миром. Речь идет о бывшем мэре Сендаи, господине Тору Исии, который 22 января 1997 года был приговорен к трем годам лишения свободы и штрафу в сумме 1,2 миллиона долларов США за получение в таком объеме взятки от семи основных японских строительных компаний, в 1992 году в связи с проектами по инженерно-строительным работам в городе.
По-прежнему, главными источниками добывания преступными группами финансовых средств служат азартные игры, спекуляция, тайная торговля наркотиками, проституция, взимание долгов с неплательщиков, служба телохранителей, поставки “сокайя” и т.п. “Сокайя” - это лица, тайно нанимаемые руководством фирмы для того, чтобы оказывать на них грубое давление, вынуждая голосовать за решения, выгодные руководству.
Последний вид “услуг”, оказываемых организованными преступниками, наряду с шантажом предпринимателей, рэкетом, махинациями с ценными бумагами, то есть так называемыми “интеллектуальными преступлениями”, а также иными видами вмешательства преступных групп в экономическую деятельность и их вторжения в частную жизнь граждан (насильственная стерилизация женщин, вывоз детей и др.) - продолжают развиваться по нарастающей. При этом к помощи “сокайя”, например, прибегают руководители не только мелких фирм, но и крупнейших. Так, агентство новостей “Киодо Цусин” в июне 1997 года сообщило об аресте бывшего президента компании “Номура Секьюритиз”, Хидео Сакамани, который подозревается в сговоре с бывшими исполнительными директорами Симиэй Мацуки и Нобутака Фудзикура и служащим Департамента по общим вопросам, Осаму Фудзита, - с целью совершения выплаты 325 тысяч долларов США “сокайя”, Рюичи Коике, в марте 1995. Чаще к таким услугам прибегают руководители компаний, занятых на рынке ценных бумаг, среди которых и упомянутая “Номура Секьюритиз”, и “Никко Секьюритиз”, и “Ямаичи Секьюритиз” и т.д. Поток сообщений по российскому телевидению летом и осенью 1997 года о кризисе на финансовом рынке в Японии после июньского сообщения об аресте главы компании “Номура Секьюритиз”, господина Сакамаки, продолжился информацией о повторном наказании министерством финансов этой компании за незаконную практику в бизнесе. А в сентябре прокуратура Японии арестовала должностных лиц из “Ямаичи Секьюритиз”, включая бывшего президента компании с подозрением в незаконной выплате суммы еще более крупной - 658 тысяч долларов США - организованным вымогателям “сокайя”. В октябре зазвучало и название фирмы “Никко Секьюритиз”, где за такие же незаконные действия обвинялись президент компании и шесть ее исполнительных директоров.
Премьер-министр Японии отреагировал на арест Сакамаки заявлением, что этот арест потрясет всю национальную индустрию ценных бумаг. “Важно не то, арестован он или нет. Вопрос упирается в следующее: как руководитель компании с таким уровнем позволил возникнуть этой проблеме”, - отметил Хасимито.
Проблема с “сокайя”, действительно, стала настолько остра, что правительство Японии постаралось принять более жесткие меры в 1982 году. Активная деятельность правоохранительных органов, при поддержке правительства Японии, не осталась безрезультатной и число “Сокайя” резко стало уменьшаться, достигнув с 6800 человек количества примерно около 1000. Хотя проведенный недавно одной из основных национальных ежедневных газет Японии опрос показал, что 38 из 44 компаний-респондентов испытывают влияние организованных рэкетиров. А по данным Управления полицией столицы Японии на 27 июня 1997 года только в Токио 34 компании подтвердили посещение акционерных собраний рэкетирами в количестве 86 “сокайя”. Эта цифра также свидетельствует об улучшении ситуации, ибо в 1996 году - 176 “сокайя” присутствовали в Токио на 79 собраниях ... Все же полиция не ослабляет свою помощь различным “нуждающимся” компаниям и , например, в 1997 году ежегодные собрания акционеров в 2355 компаниях проходили под охраной в общей сложности 10 000 полицейских...
Как верно комментирует Кан Уэда: “... из характера этих операций видно, что на них существует спрос со стороны определенной “клиентуры”, и в этом смысле можно сказать, что современная ОП поддерживается своего рода “социальным заказом” общества”.
Сохраняется и другая традиционная форма преступности - нелегальное предпринимательство (подпольный игорный бизнес, торговля наркотиками и др.)


2. Наркобизнес. Сегодня якудза все активнее стремятся войти в героиновый бизнес, который давно и прочно контролируется китайскими триадами и американо-итальянской Коза Ностра. В Японии этот вид “бизнеса” приносит ОП наибольшие доходы. Члены якудза практически монополизировали этот вид преступной деятельности (в основном это - распространение стимулирующих средств: амфетаминов и метафтоминов). Стимулирующие средства ввозятся в страну контрабандным путем... Внутри страны они создали сложную сеть тайного распространения стимулирующих средств, которые в настоящее время употребляются повсеместно, причем всеми слоями японского общества, включая молодежь и женщин-домохозяек. Наркобизнес обеспечивает высокие прибыли тем, что, например, на пути из Гонконга и до потребления цена порошка за один грамм увеличивается в 40-50 раз! “Белая смерть” приносит 44 % всей выручки.

3. Проституция. Монополизировано ОП и пособничество проституции. (Члены борекудан составляют подавляющее большинство среди лиц, повинных в самом тяжком нарушении “Закона о борьбе с проституцией” - в создании “тайных публичных домов”.) Распространенный прием вовлечения в проституцию - установление интимных отношений со студентками, домохозяйками и работающими женщинами и затем принуждение их к занятию проституцией под угрозой разглашения сомнительных связей. Занимаются члены борекудан и торговлей людьми... Специально нанятые местные жители разъезжают по деревням Таиланда и Филиппин, завлекая девушек в Японию обещаниями высоких заработков на предприятиях фирм “Сони” или “Ниссан”. Однако на самом деле обманутые девушки попадают в публичные дома Токио и других японских городов. Якудза, полностью контролирующие проституцию в стране, получают огромные деньги от торговли “живым товаром”, поскольку многие привезенные из-за границы девушки “работают” практически бесплатно - только за кров и еду... В последнее время в Токио резко возросло количество гомосексуалистов, продающих себя... Контролируя “голубую” проституцию, мафиози зарабатывают 500 миллионов долларов в год и заодно собирают компрометирующий материал на государственных чиновников, которые рискуют быть уволенными, если начальство узнает об их тяге к мальчикам...
Кроме указанных видов или форм ОП, в Японии по-прежнему имеет распространение игорный “бизнес”, все более популярным становится не только вымогательство, но и вмешательство в дела юридических лиц (чаще всего в кредитно-финансовой сфере) и отдельных граждан; имеет место торговля (с преобладанием экспорта) краденными автомобилями, совершаются насильственные преступления, совершаемые ОПГ, нередки и наемные убийства; серьезную проблему представляет собой и ОП несовершеннолетних...

4. Романтизация преступников. Следует обратить внимание на нередко встречающуюся “романтизацию” преступников. Так, подчас навязывается мнение, что есть “плохие” бандиты и есть бандиты “хорошие”. Потребитель такой “желтой” продукции готовится под “соусом” кодексов “чести”, осваиваемых в многочисленных секциях восточных единоборств. В настоящее время, пожалуй, есть лишь редкие исключения, когда кто-нибудь не посещал бы одну из таких секций хотя бы непродолжительное время. Такие попытки идеализировать якудза встречаются и в самой Японии, и в российских СМИ.
Чтобы не быть совсем голословным, приведем в качестве примера одну из статей Сергея Агафонова в “Известиях”. Автор, в частности, заявляет, что “хаотичной”, “вольной”, неорганизованной преступности разнузданной уголовщины и беспредела как социального явления в Японии практически нет...” Или еще: “В Японии не боятся преступности не потому, что ее нет, а потому, что “чистая” уголовщина сведена практически к нулю...” Такая благодать существует в японской природе давно и объясняется тем, что “типовой” бандит в Японии - это не социальный выкидыш, а служба, профессия” (последнее не вызывает сомнения - А.И.). “Японский “кадровый” бандит ... не изгой, ...а горячий патриот своей японской родины, почитатель традиций и строгий хранитель свода законов”... “бандформирования не марались грабежом соотечественников и убийствами на почве корысти и в самом деле работали не покладая рук для процветания “зоны контроля” (которую они “опекают” - А.И.). Методы этой работы были криминальными всегда, но этот криминал не разрушал, а цементировал общину и общественную безопасность, воспринимаясь большинством (и властями в том числе), как часть традиционного порядка”... ... “Японские мафиози, хотя это и не признается публично, по-прежнему обеспечивают стабильность японского современного “дна”, ... живут на поступление от рэкета, запрещенных в стране азартных игр, проституции, реализации наркотиков и т.д. Обороты этих операций в суммах выглядят весьма внушительно (по самым скромным оценкам, порядка 10,3 миллиарда долларов ежегодно), но почему-то никто в Японии не тревожится перспективой выхода ОП из под контроля и криминализации общества - “поводок” как был коротким раньше, так и остается таким теперь, и длину этого “поводка” регулирует не только полиция и другие силовые структуры, но и... сама ОП”.
Не правда ли, весьма радужная картина, особенно если учесть, что указанная выше сумма доходов (10.3 миллиардов долларов США) приходится на количество людей, составляющих менее 0,1% населения всей Японии (численность лиц, занимающихся ОП) и именно эта ничтожная часть населения в результате своей активной деятельности умудряется достичь уровня убийств в 30% от всех совершаемых в Японии, т.е. одну треть; 27% - от всех телесных повреждений, т.е. более четверти; 50% (!) нарушений Закона о контроле за стимулирующими средствами (остальные 50%, вероятно, приходятся на потребителей, поскольку ОП является сбытчиком этой продукции. - А.И.); пятую часть от всех нападений и изнасилований (здесь также требуется “поправка с учетом реальности”, ведь все публичные дома - тайные, а методы превращения девушек в “живой товар” не всегда носят добровольный характер. Таким образом, эта цифра очевидно на несколько порядков занижена (А.И.). Представляется, что даже простое сопоставление перечисленного должно бы выветрить “эйфорию благополучия”, которой, кстати сказать, страдает не один С. Агафонов. Упоминая о всех “прелестях” социального порядка в Японии, упомянутый автор попутно замечает, что “Аум синрикё” с ее газовыми атаками не в счет: “Это не преступность. Это смесь политики с культурой.” (А разве политика не бывает преступной? - А.И.) Для борьбы с подобными взглядами можно рекомендовать книгу Марка Шрайбера “Шокирующие преступления в послевоенной Японии”, вышедшей в Токио в 1996 году. В этой книге американский исследователь скрупулезно анализирует 16 наиболее громких преступлений, совершенных в Японии за последние 50 лет, развеивая миф о Японии, как обществе без проблем.

• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150