14 ноября, четверг
 

Иванов А.М.
Правовые меры борьбы с организованной преступностью в Японии.

1. Общие меры борьбы. Сейчас пора взглянуть и на то, как государство в Японии реагирует на явление ОП. В Конституции 1947 года, в ст. 12 отмечается: “...Народ должен воздерживаться от каких бы то ни было злоупотреблений свободами и правами и несет постоянную ответственность за использование их в интересах общественного благосостояния.” Указанной обязанности граждан корреспондирует и обязанность государства, закрепленная в ст.13: “Все люди должны уважаться как личность. Их право на жизнь, свободу и на стремление к счастью должно являться, поскольку это не нарушает общественного благосостояния, высшим предметом заботы в области законодательства и других государственных дел.” В общей части УК Японии понятие “организованная преступность” - специально не формулировалось. В нем, однако, нашло свое отражение другое понятие - “соучастие”, которому законодатель посвятил целую главу.
Конституция Японии дает лишь отправные принципиальные уголовно-правовые положения... Уголовный кодекс, принятый давно (1907) и лишь как общий уголовный закон, также не в состоянии был охватить все стороны меняющейся жизни. Поэтому для регулирования конкретных правоотношений принимались различные специальные законы, число которых достигает в общей сложности тридцати. Часть специальных законов были приняты еще в прошлом веке, но, не смотря на некоторую архаичность, продолжают действовать и ныне. Отечественные исследователи группируют специальные законы определенным образом. (Нами выделены лишь те, которые касаются, тем или иным образом, противодействия ОП. - А.И.)
· Наказания за “традиционные” преступления посвящены Закон о наказаниях за насильственные действия 1926г.; Положение о наказаниях за нарушения порядка контроля над взрывчатыми веществами 1884г.;
· Законы, предусматривающие наказания за преступные нарушения нравственности (Закон о предотвращении действий, совершаемых в пьяном виде и приносящих беспокойство публике, 1961г.; Закон о предотвращении проституции 1956г.) (Оба этих закона являются реагированием на неизвестный ранее японскому обществу рост пьянства и легализация социального осуждения проституции, которая до войны являлась разрешенным видом занятий).
· На борьбу со злоупотреблениями наркотическими средствами направлены Закон контроля над коноплей 1953 г., Закон об опиуме 1954г., Закон о контроле над стимулирующими средствами 1951г., принятие которых было вызвано широким распространением этих злоупотреблений в послевоенной Японии.
· Большая группа законов состоит из норм, преследующих за нарушение порядка экономических отношений, фальшивомонетничество, подделку гербовых марок и ценных бумаг, преступления персонала юридических лиц и т.п.
· Особую группу образуют законы, представляющие также законодательный отклик на появление новых видов преступлений, ориентированных на политические акции - от экстремистских вылазок с применением бутылок с зажигательной смесью до выступления миролюбивых сил с целью срыва полетов военной авиации (Закон о наказаниях за действия, создающие опасность для воздухоплавания 1974 гг.; Закон о наказаниях за вымогательство с использованием заложников 1978г.; Закон о наказаниях за насильственный захват воздушных судов 1970г.; Закон о наказаниях за использование бутылок с зажигательной жидкостью 1972г.).
Поскольку акты уголовно-административного законодательства весьма многочисленны и рассредоточены по всем отраслям и подотраслям права Японии, то для получения представления общего характера о таких источниках предлагаем лишь несколько названий, могущих представлять интерес в соответствующем направлении:
1) в отрасли конституционного права - Закон о выборах на публичные должности 1950 г.; Закон о регулировании политических фондов 1948г.;
2) в отрасли административного права - Закон о государственных публичных должностных лицах 1947г. (ст.ст. 109 и далее);
3) в отрасли налогового права - Закон о взимании государственных налогов 1959 г. (ст.ст. 187 и далее) (Смотри также Приложение к Закону о пресечении противоправных действий членов ОПГ. - А.И.)
Кроме того, главы об уголовных наказаниях содержат многие из законов, относящихся к различным подотраслям хозяйственного права, например: Закон о запрещении частной монополии и обеспечении частных сделок, т.е. основной акт антимонопольного законодательства; Закон о Банке Японии; Закон о сделках с ценными бумагами; Закон о контроле за обменом иностранной валюты и внешней торговлей.
“Комплексная программа борьбы с ОП” была разработана Главным полицейским управлением в 1986 году. Она включает в себя не только чисто полицейские мероприятия, но и направлена и на расширение участия в этой борьбе широкого круга государственных и общественных сил, находящихся за пределами собственно правоохранительного механизма. И такой подход совершенно оправдан, ибо, как справедливо отмечает А.И. Коробеев, “возможности уголовного права в системе социального контроля не безграничны: в силу объективных причин ему с самого начала уготована роль вспомогательного средства в борьбе с преступностью. Но и умалять эти возможности было бы ошибкой: разнообразие функций уголовного права свидетельствует о наличии в нем еще не использованных резервов.”
2. Социально-правовой контроль. В таких странах, как США и Япония в качестве средства борьбы с ОП (в частности, и с таким ее проявлением, как коррупция) получил наибольшее развитие так называемый социально-правовой контроль. С этой целью в Японии с 1 марта 1992 года вступил в силу специальный Закон о превентивных мерах против насильственных групп.
Для Японии такой подход является в определенной степени и исторически оправданным. Одна из основных книг, оказавших влияние на формирование традиционных нравственных и социально-правовых концепций - “Дао Дэ Цзин” (Трактат о Пути и Добродетели) повествует так: “Законы составляют основу управления государством... Когда в мире множатся запреты, тогда в народе становится больше сирых и убогих... Чем строже указы и методы тем больше воров и разбойников...”
В японском обществе образовалось два антагонистических полюса: с одной стороны, это государство, целью которого является забота о благе каждого подданного, а с другой стороны ОП, целью которой является обогащение ради обогащения и сверхдоходы только для себя самой...
Попытаемся поближе познакомиться с указанным Законом.
Следует отметить, что, вероятно, с учетом внутренней ситуации в стране “Закон о превентивных мерах против насильственных групп” (далее - Закон) проработан достаточно детально. В структурном отношении он состоит из 50 статей, объединенных в семь глав: 1) общие положения (ст.ст. 1-8); 2) регулирование деяний, имеющих характер насильственных требований (ст.ст. 9-14); 3) ограничение использования служебных помещений во время вооруженных столкновений между бандами (ст. 15); 4) регулирование насильственного принуждения к вступлению в банду и иных принуждений (ст.ст. 16-30); 5) центры содействия движению по искоренению насилия (ст.ст. 31-22); 6) отдельные положения (ст.ст. 33-45); 7) положения о наказаниях (ст.ст. 46-50).
В главе 1 устанавливается цель принятия Закона (ст.1); разъясняются понятия, которые фигурируют в нем (ст. 2), а также рассматривается процедура официального признания отдельной банды или сообщества в качестве ОПГ/ ОПС (ст.ст. 3-8);
В частности, “для обеспечения спокойствия и безопасности жизни граждан, защиты прав и свобод народа” определены две основных группы мер. Первая группа включает в себя: а) меры в отношении совершаемых бандами деяний, имеющих характер насильственных требований и б) меры по предотвращению той опасности для жизни граждан, которую представляют собой вооруженные столкновения бандитских группировок. Вторая же группа предусматривает возможности стимулирования деятельности общественных организаций, направленной на предотвращение вреда, наносимого действиями бандитов.
Пункт 1 ст. 2 называет насильственными противоправными деяниями те, которые указаны Сводом установлений Госкомитета общественной безопасности в числе преступлений, приведенных в Приложении. Далее, в ст. 2 дается определение понятия банды вообще, и вводится такое понятие, как “банда / объединение банд, официально зарегистрированные в качестве таковых” (переводчик предложил термин “открыто выделенная банда / объединение банд”, но на наш взгляд, лучше подходит определение “официально зарегистрированная банда” - А.И.). Суть такого понятия сводится к тому что если местный (т.е. столичный или префектуральный) комитет общественной безопасности (далее: КОБ) признает банду соответствующей одной из изложенных в пунктах ст. 3 Закона характеристик, то ее официально регистрируют как банду с обнародованием сведений об этом. Приводимые характеристики свидетельствуют о повышенном опасении, что члены банды совершали коллективные или регулярные насильственные деяния.
Перед принятием решения об официальной регистрации банды в качестве таковой, КОБ должен провести с лидером данной банды или его заместителем, или их доверенным лицом собеседование. Однако, если собеседование в силу объективных причин не состоялось (неявка лидера или его заместителя без уважительной причины, или по истечении 30 дней после официально объявленной даты их местонахождения осталось не известным), то официальная регистрация ОПГ как “борёкудан” может быть произведена и без проведения собеседования. (ст. 5 Закона).
Далее, кроме собеседования, где представители банды устно извещаются о тех основаниях, по которым принимается решение КОБ об официальной регистрации их банды в качестве таковой, - КОБ подготавливает документы, свидетельствующие о том, что данная банда отвечает необходимым условиям для ее официальной регистрации. К документам прилагается также протокол собеседования и запрос в Госком о. б. о подтверждении того, что данная банда соответствует характеристикам, предусмотренным ст.ст. 3 или 4. (ст. 7)
Принятое КОБ решение в обязательном порядке обнародуется через правительственный вестник, с указанием названия официально зарегистрированной банды и иных сведений. Предусмотренных Сводом Госкома о.б. Такое решение вступает в силу со дня его публикации (ст.7 Закона...) и действует в течение 3 лет, если только за этот период банда не прекратит свое существование, либо станет совершенно очевидным, что она не соответствует характеристикам, содержащимся в ст.ст. 3.4 Закона (ст. 8).
Глава 2 посвящена двум основным способам регулирования противоправных насильственных требований, а именно : а) путем запрета таких деяний (подробно перечисленных в ст. 9) - этому подходу посвящен весь первый раздел данной главы, т.е. ст.ст. 9-12 и б) путем оказания помощи в возмещении ущерба, причиненного незаконными требованиями (рассматривается в разделе 2 главы 2 - ст.ст. 13-14).
К числу деяний, имеющих характер насильственных требований, законодатель отнес, в частности, а) требования от кого бы то ни было наличных денег, товаров и прочих имущественных выгод в качестве компенсации за нераспространение каких-либо сведений о нем (шантаж); б) требование подарков, как бы они ни назывались: пожертвования, взносы и т.д; в) требование от владельцев предприятий, расположенных в зоне влияния банды, - денег и товаров в качестве благодарности за разрешение хозяйствовать на своем же предприятии; г) требование от должников уплаты процентов за ссуду, превышающих предел, установленный п.1 ст.1 “Закона об ограничении процентов за ссуду” (№100. 1954г.); д) необоснованные требования от кредиторов освобождения (частичного или полного) от долга или его отсрочки; е) требование представления ссуд или возможности приобретения акций в компаниях; ж) требование от лиц, получивших здания или земельные участки на законных основаниях под жилые или производственные нужды, - чтобы они освободили их; и некоторые другие (см., подробнее ст. 9 Закона). Однако этим перечислением запрещенных деяний законодатель не ограничивается. Далее он устанавливает, что “никто не вправе принуждать или подстрекать членов банды к деяниям, имеющим характер насильственных требований, или поручать им подобные действия” (ст. 10). В целях пресечения действий, указанных в ст. 9 и 10, КОБ может приказать бандиту либо прекратить эти деяния , либо принять меры, необходимые для обеспечения их прекращения (на срок не более года).
Если же в результате деяний, имеющих характер насильственных требований, потерпевшему был причинен ущерб, то КОБ в случае обоснованности заявления, принимает меры к возвращению изъятых бандитами денег или товаров, либо дома или участка и восстановлению их до того состояния, в котором они были до применения насильственных требований... В то же время такие меры включают профилактические мероприятия, т.е. КОБ может предоставить различные материалы, дать советы предпринимателям - как вести себя в соответствующей ситуации, а при необходимости и организовать курс лекций (ст.ст. 13-14).
Не секрет, что для ОПГ/ОПС серьезную проблему представляет “текучесть кадров”. Кан Уэда, например, отмечает, что “результаты долговременного исследования показали, что половина лиц, вступивших в группу в том или ином году, покидают ее в течении 5 лет; за 10 лет их покидает 3/4, за 15 - 7/8... Вместе с тем, матерые якудза воспитывают молодых членов группы, вырабатывают у них презрение к труду, агрессивность, внушают идею “настоящего мужчины”, концепцию “неотвратимости судьбы”, по которой, если попал в группу, то это судьба. А по данным НИИ полиции Японии, 90% членов борёкудан уже были судимы. Остальные же 10%, вновь вовлеченная молодежь, зачастую также имела в биографии встречи с полицией, преступные эпизоды... “Многие молодые люди”, - говорил Председатель Госкомитета общественной безопасности Японии С. Сиокава, “считают, что связь с борёкудан позволит им вести веселую разгульную жизнь, не работая.” Однако многие новички быстро понимают, что в преступных группах своих целей они не достигнут... и уходят, несмотря на то, что их боссы всячески стремятся воспрепятствовать этому.
Закон устанавливает ответственность и за вовлечение молодежи в ОПГ, и за попытки насильно удержать ее в ней... Пункт 1 ст. 16 Закона однозначно закрепляет, что “члены банды не имеют права заставлять или уговаривать несовершеннолетних (т.е. лиц, не достигших 20 лет) вступить в банду или препятствовать выходу из нее”... Данной статьей охватываются и уговоры с помощью угроз и требование какой либо компенсации за разрешение выйти из банды, либо вовлечение лиц, близких объекту угроз, в банду или препятствование выходу из нее. Если же будет установлено, что член банды нарушает указанные установления, то, в зависимости от последствий к нему могут быть применены следующие виды воздействия: а) КОБ может потребовать от члена банды прекращения действий по вовлечению в банду или препятствованию к выходу из нее; б) если есть опасения, что подобные действия не прекратятся, то КОБ может потребовать принять меры, препятствующие тому, чтобы в течение установленного срока (не более года) член банды понуждал лицо вступить в банду или не давал выйти из нее (см., ст. 16-19 Закона). В отношении лиц, стремящихся выйти из банды, КОБ призван способствовать тому, чтобы они адаптировались к условиям на новой работе, принять необходимые меры к предотвращению попыток воспрепятствовать их выходу из банды, а также оказать им заботу и поддержку. Является обязанностью КОБ и забота о том, чтобы население и предприниматели поняли важность участия порвавших с бандой лиц - в социально-экономической жизни общества путем устройства на работу и т.д., а также широко распространять идею помощи таким лицам (см., ст. 28 Закона).
Авторы закона справедливо считают, что он будет действительным только в случае мощной поддержки со стороны населения. Именно для координации и развития этого движения создан Центр развития движения за искоренение насилия с филиалами в префектурах и крупных городах. Их деятельность носит скорее социальный характер, нежели правовой и сводится в основном к следующему:
1) информационно-просветительская работа в целях повышения сознания населения и распространение знаний о том, как защититься от незаконных бандитских действий. (Уже издано много красочных буклетов, в которых разъясняются цели нового закона и как население может содействовать проведению его в жизнь. Три десятилетия потребовалось, чтобы численность якудза в Японии снизилась наполовину. Новый закон, надеются японские полицейские, поможет достичь того же результата в значительно более короткие сроки.)
2) консультации по вопросам защиты от незаконных бандитских действий;
3) забота о нейтрализации влияния банд на подростков;
4) поддержка лицам, стремящимся выйти из банды;
5) оказание материальной помощи жертвам бандитских вымогательств;
6) организация курсов усовершенствования для наставников подростков... и др. (см., ст. 31. 32). Если гражданин обратился в местный центр посоветоваться по поводу незаконных действий со стороны бандитов, то центр должен оказать ему необходимую помощь советом, а также предпринять меры к быстрому и надлежащему решению проблемы по существу;
7) проведение исследований о влиянии банд на здоровое воспитание подростков и на жизнь граждан в целом;
8) осуществление прочих сопутствующих видов деятельности.
Координацию деятельности названных центров, а также иных органов, ведущих борьбу с ОП, призваны обеспечивать КОБ. Однако функции КОБ достаточно широки. Это и 1) контроль за территорией, на которой расположены основные офисы банд, в отношении которых предстоит проводить собеседования при решении вопроса о их официальной регистрации в качестве таковых; и 2) проведения собеседований и обнародования данных об официальной регистрации банды; 3) снятие с банд статуса официально зарегистрированной ОПГ/ОПС; 4) оказание помощи в возмещении ущерба объектам насильственных требований и организация курсов лекций для них ( а также некоторые другие функции, перечисленные в ст. 39 Закона). Своими силами, понятно, контроль над всей территорией поддерживать трудно, если не сказать - невозможно. Поэтому в ст.ст. 40-42 Закон предусматривает возможность возложения части полномочий КОБ на начальников полиции соответствующего уровня...
Глава 7 (Положение о наказаниях) устанавливает виды наказаний за действия банд или их членов в нарушение отдаваемых КОБ приказов. Среди наказаний преобладает штраф, размер которого колеблется от 200 тысяч иен (например, за непредставление предусмотренных ст. 33, п.1 отчетов и материалов, или представление ложных отчетов и материалов; за отказ пропустить сотрудников полиции в служебные помещения, препятствование им в этом и уклонение от осмотра) до 1 миллиона иен (в качестве меры против деяний, имеющих характер насильственных требований по ст. 11 Закона). Альтернативой штрафа выступает “каторга” (тюремное заключение с исполнением принудительного тяжелого труда) на срок до 1 года, либо - как крайняя мера- одновременное наказание в виде каторги до 1 года и штрафа до 1 миллиона иен ( см., например ст.ст. 46-48 Закона.
Представляется, что, с точки зрения закона, его авторы правильно поступили, расположив главу о наложении наказаний в самом конце. Такое расположение еще раз подчеркивает стремление государства создать такие рамки социально-правового контроля, которые бы “щадили уязвленное самолюбие преступников”, не лишая его [Закона] при этом некоторой жесткости. Ведь при здоровой реакции правоохранительных органов на ситуацию, лежащую в пределах компетенции Закона, наказание может быть своевременно возобновлено. Очевидно, что судьба закона зависит от слаженных действий всех сил по искоренению ОП. Для того, чтобы оценить некоторые результаты действия этого Закона, необходимо лучше изучит опыт деятельности всех структур, призванных к реализации Закона, в первую очередь - КОБ, Центров по искоренению ОП, и полиции. Полагаем, что такая необходимость и целесообразность уже назрела, поскольку с момента вступления Закона в силу уже прошло 5 лет. У названных органов несомненно появились данные, которые следовало бы проанализировать. Дело в том, что в отечественной научной литературе уже предлагался проект “Закона о мерах против ОП”, разработанный Гонтарем И.Я., преподавателем камчатского филиала ДВГУ, где также содержится идея установления за ОП в России социально-правового контроля. Сопоставительное сравнение названного проекта с Законом, действующим в Японии, - специальная тема. Но именно потому, что в литературе уже прозвучала критика проекта Гонтаря (“практическая реализация такого подхода может повлечь необоснованное применение правового принуждения”) - более подробный взгляд на упомянутый проект Закона из дестабилизированной России на реальное применение аналогичных мер в Японии мог бы стать своего рода одной из оценок “целесообразности внедрения системы социально-правового контроля” у нас в стране... Ведь обычно, если сходны у двух организмов (если рассмотрим в качестве общественных организмов общество Японии и России) симптомы заболевания ( ОП - А.И.), то при прочих равных условиях - должно аналогично подействовать и лекарство против них.
В рамках данной работы не рассматривались некоторые чисто специфические статьи Закона Японии, касающиеся традиционного поведения для японских якудза (например, запрет на татуировку, понуждения к ней и понуждение к отрезанию фаланги мизинца с целью доказать преданность членов банды ее руководителям и др.), т.к. внимание больше было сосредоточено на том, чтобы познакомить читателя со специально-предупредительными ограничениями и запретами, налагаемыми на лиц, выступающих объектами контроля. И хотя может показаться, что и в Японии такие меры объективно “ущемляют конституционные права и свободы граждан”, надлежит вспомнить при этом положения Конституции Японии. Наивно полагать, что спасти общество от злоупотреблений правами и свободами отдельных граждан можно без каких либо ограничений их от злоупотреблений. Уточним: ущемляются или ограничиваются не права и свободы, а злоупотребление этими правами и свободами...
В заключение отметим, что более подробное знакомство уже с результатами реализации Закона о пресечении противоправных деяний членов ОПГ предстоит в следующей отдельной работе.




• ЗАКОН © 1999-2019 г. (21.10.99) •
Rambler's Top100 Рейтинг.Сопка.Net
 

Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home2/law/public_html/template/footer_nadzor.inc on line 150